February 15th, 2019

Что никогда не сделает охотник в тайге

Screenshot_27

Сибирская тайга веками кормила поколения жителей наших страны, и потому немудрено, что в народе выработались традиции определённого поведения в лесу, которые включают в себя нормы охотничьего и бытового поведения.

Зимовье
Если охотничье зимовье или любая другая избушка в тайге не заперты, то в здесь можно переночевать, соблюдая определённые правила. Если ты голоден, можно воспользоваться запасом продуктов, которые охотники всегда оставляют друг для друга «на всякий случай», если же продукты у тебя есть, будь любезен, в благодарность за гостеприимство оставь что-нибудь и ты – лишний коробок спичек, банку тушенки, макароны.

Если воспользовался хозяйскими дровами – собери хотя бы охапку хвороста или наруби дров, оставь для другого спички, зажигалку и растопку– это может спасти чью-то жизнь. Если остался мусор, нужно обязательно собрать его и закопать подальше от зимовья – остатки еды привлекают мышей и грызунов.

Вообще у сибиряков, если они настоящие сибиряки, есть правило — не оставлять за собой вообще никаких следов, писать на нарах или на стенах домика «Здесь был Вася из Тикси» – дурной тон.

Ещё одно хорошее правило: когда ночуешь в чужом зимовье, нужно обязательно что-нибудь подлатать, если есть такая возможность — подправить печь, подремонтировать дверь.

В XXI веке в зимний сезон выработался ещё один обычай – снегоходы оставлять за 6 метров от зимовья, на случай пожара.

Охотничьих или ездовых собак обязательно кормят первыми, особенно если охотничьи собаки отличились и только потом готовят еду себе.

В зимовье или на стоянке очаг часто считается сакральным местом. В него не плюют, не бросают перья или потроха птицы, мелкие кости животных – очевидно, этот обычай остался у таёжников с языческих времен, когда суеверные люди поклонялись огню, и сейчас почти не соблюдается.

Общение
Есть ещё одно хорошее правило поведения в сибирской тайге, которое корнями уходит в каторжные времена: если услышали невдалеке людей или группу охотников, нужно постараться избежать контакта с ними.

Делается это из осторожности, потому что в тайге большинство встречных вооружены, и неизвестно, насколько дружелюбно они настроены; у них могут быть неприятности с законом или проблемы с употреблением алкоголя.

В обществе настоящих таёжников любой городской человек воспринимается настороженно. Есть хороша примета, по которой можно определить, принят ли новичок в коллектив. Если его начнут запугивать, значит, считают чужаком, а если высмеивать – то, скорее всего, уже приняли за своего. Ему осталось лишь доказать, что он действительно не промах.

Таёжный чай
Обычай заваривать крепкий таёжный чай непременно в большой консервной банке уходит корнями в советское прошлое, когда заключенные, чтобы иметь силы для работы, заваривали в жестянках чифирь – неимоверной крепости напиток, действие которого можно было сравнить с уколом адреналина.

Сейчас чифирь не заваривают, делают просто до черноты крепкий чай и обязательно добавляют в него таёжных трав от богородской травки (чабреца), растущей на байкальских гольцах, до некоторых видов лишайника и саган-дайля. Последний тоже тонизирует и возвращает уставшему путнику силы.

В ход идут также листья дикой малины и смородины, брусники, в чай добавляют и таёжные ягоды: костянику, землянику, малину. Тут каждый бывалый таёжник старается удивить друзей.

Пища
Недопустимым считается в тайге допускать женщин к приготовлению ухи. Уху таёжники варят сами, у каждого свой рецепт. Кто-то кладёт туда горстку риса, кто-то - морковь и пару картофелин, а кто-то считает, что подобные излишества портят продукт и варят уху из различных видов рыб. Но все таёжники, как один утверждают, что без добавленной в уху рюмки водки, получится рыбный суп.

Отношение к природе
Отношение настоящего таёжника или промыслового охотника к природе самое бережное и перенято у северных народов, например, у эвенков. В книге авторов И. В. Зайцева, Т. П. Интигринова и И. В. Протопопова «Экологические традиции народов севера Баргузинской долины» указывается, что в обычаях местных было не только наносить наименьший вред тайге, но и использовать все таёжные дары без отходов. Например, на изготовление чума, покрытого корой, уходило всего три ели, а из древесины делали лёгкие санки.

К зверю истинный таёжник относится уважительно. Он всегда сдерживает охотничьи инстинкты, никогда не убьёт молодняк или стельных важенок (олених) и самок изюбря. Нельзя оставлять раненое животное умирать, у эвенков даже поговорка была соответствующая – «Раненый зверь бежит — надо преследовать!»
Collapse )